Армия, день 016

Поначалу в нашей роте было 210 человек. За две недели численность сократилась до 180. Люди уходили по разным причинам, в основном психологическим — кто-то почувствовал, что не протянет полгода в таких условиях и единственным выходом из ситуации будет альтернативная служба, для отдельных личностей отсутствие в армии водки, наркотиков и баб показалось невыносимым, у некоторых в обстановке постоянного напряжения всплыли на поверхность дремлющие заболевания психики.

Рота была разделена на 6 взводов по 3 отделения. Стандартная комната вмещала отделение 12 человек на шести двухъярусных кроватях. Один боец покинул нашу комнату потому что не желал служить — психологу он рисовал в красках, какие странные и пугающие мысли возникают у него в голове, когда он держит в руках заряженную боевыми штурмовую винтовку. Второму призывнику полугода было явно мало и он перевелся в другую роту, где в течение года подготавливали военных полицейских. После службы он думал работать в полиции и не собирался терять в армии время зря. После утряски и усушки нас осталось 10 человек. Представляю сокамерников да и просто колоритных и харизматических персонажей.

Martin Jyrkinen — получех, полусловак, редактор интернет-портала techno.cz, посвященного, как не трудно догадаться, техно-музыке. Знал всё про пражские тусовки, рейвы и музыкальные события. Будет отличный проводник, если надумаю махнуть в Прагу. Морщился от моей русской попсы, но замирал при звуках музыки Шостаковича. Предпочитал псевдоним Juki своему настоящему имени. На первый да и на второй взгляд немного не от мира сего. После тренировочного лагеря стал невольным автором знаменитого на всю роту крылатого выражения. Над ним часто потешались, по большей части беззлобно. Он делал вид, что не обижается.

Martin Jyrkinen

Kalle JD Kind — немец с финскими корнями и именем. Предпочел службу в финской армии родному Бундесверу. Фамилия вполне соответствовала характеру — детский оптимизм, замешанный на совершенно невероятном эгоизме. В трудных ситуациях думал только о себе. За глаза я его иначе как гитлерюгендом не называл. По-английски говорил лучше всех в комнате. Единственный в армии с кем я чуть не подрался, причем дважды. Большую часть совместного времени мы с ним провели, нащупывая остроумными нападками слабые места друг друга. Получал два раза в неделю письма от своей девушки в Германии и почти каждый день разговаривал с ней по телефону. Из армии она его дождалась. По окончании учебки попали в одно отделение.

KJD Kind

JK Hassan — самый яркий представитель так называемых солдат с альтернативным умственным развитием. Здоровенный такой розовый детина на тонких ножках. В армии поначалу постоянно ныл, потом вообразил, что станет подофицером и начал со рвением относиться к службе. В подофицеры ему путь был, конечно, заказан, поэтому в итоге он попал в медики, чем вызвал справедливые опасения за свои жизни у большинства солдат. Был причиной самого сильного взрыва хохота за все время учебки. Девушка бросила его на первой же неделе в армии, но избавиться от него насовсем было не в её силах. Потом она не раз приезжала в Солдатский Клуб к Хассану на встречи. Вокруг все удивлялись — красивая девушка.

Rait Lukka — эстонец, который прервал учебу на экономиста в техникуме, чтобы отслужить в армии. Умел с серьезным видом нести несусветную чушь, на чём меня не раз подлавливал, пока я не выработал иммунитет. Неприличные анекдоты были для него настоящим откровением. По окончании учебки попали в одно отделение.

Rait Lukka

BVT Dinh — крепкий парень из Вьетнама. В Финляндии живёт уже 15 лет. В армии с увлечением читал жизнеописание Карла Маркса и в течение всего января готовился к экзамену по шведскому языку. После отбоя копошился с фонариком под одеялом, шурша страницами. Одновременно с ним в роте оказалось целое вьетнамское землячество. Они ходили друг к другу в гости, а в нашей комнате отметили свой Новый Год. Резидентам комнаты достались куски вкусного вьетнамского праздничного пирога с рисом и мясом.

BVT Dihn

TK Salovaara — умело изображал полного придурка и успел задать сержантам больше глупых вопросов, чем все остальные бойцы взвода вместе взятые. На стрельбах утверждал, что слабо знает математику и всегда просил соседа подсчитать сколько очков он выбил на этот раз. После учебки стал ротным писарем, его кандидатура даже не обсуждалась.

Juho Kemppainen — русский. Все ещё не определился как его зовут: Юхо, Вано или Ваня. Самый молодой из представленных бойцов. Был единственным русским в моей комнате, так что сближение на языковой почве было неизбежным.

Juho Kemppainen

Подофицер-стажёр Halonen — пожалуй, самый харизматический человек, которого я встретил за время службы. Он запомнился не только взводу, которым командовал, но и другим, казалось бы совершенно посторонним людям. Его отец занимал пост CEO отделения грузовиков Volvo, поэтому и образование он получил как положено верхнему среднему классу в Америке и обошлось это в круглые 120 000 долларов. После учёбы получил грин-карту и рассчитывал работать в США. Повестка смешала все планы. Грин-карта закончилась, работа пропала. Такое прошлое и такой папа просто обязывали идти в армии по самому трудному, но и самому почётному пути — школа подофицеров, школа офицеров резерва, звание младшего лейтенанта.

Samuli Vauramo — с самого начала было ясно, что солдат это не совсем обыкновенный. Удивительно спокойный и неагрессивный. Не раз вызывался добровольцем выполнять разнообразные поручения, которые остальным делать было влом. Всегда был готов помочь, но, тем не менее, умел держать дистанцию. На тесте IQ показал самый высокий результат в полку. Учился в театральном ВУЗе. Сразу после армии снялся в молодёжной романтической драме «Tyttö sinä olet tähti», которая собрала неплохую кассу.

11 thoughts on “Армия, день 016”

    1. Вас тоже читаю с удовольствием, но никогда не комментирую :)
      Способность вести дискуссии (FIDO, Usenet) как будто отрезало лет пять назад :)

  1. А чего это у вас комната из одних иностранцев? Специально так сделали или в Сантахамина только разные “недофинны” и служат? :))

    1. Концентрация иностранцев в Хельсинки высокая и “недофиннов” в роте было процентов 20, а в нашей комнате ровно половина. Даже из Сомали и Венесуэлы люди приезжали :) Официальным языком сам собой стал английский.

      1. Ну нифига себе! :) Нет, у нас тоже, конечно, иностранцы были, но всего несколько процентов. 1-5 человека на батарею (150 с лишним человек).

    1. Re: Супер!

      То ли ещё будет! Список надо бы дополнить ещё двумя фактурными комрадами. Впереди описание горячо любимых каждым солдатом зимних лагерей, солдатский экзамен, распределение после учебки, история про то как из пехоты я попал в военно-морские войска и что из этого вышло. Оставайтесь с нами… :)

      1. Re: Супер!

        Как обычно с интересными журналами, яростно желаю писать как можно дольше и интересней:)

Leave a Reply

Your email address will not be published.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.